Недавно в прокат вышел новый фильм с Антонио Бандеросом «Кожа в которой я живу». Несмотря на знаменитого актера, фильм получился не просто плохим, а самым отвратительным из того, что вообще когда-либо выпускали западные режиссеры. После просмотра первых 30 минут шедевра хочется сбежать из зрительного зала, чтобы часами смотреть «Секс в большом городе», который на фоне этой картины представляется кладезем человеческой мудрости.

Сам по себе сюжет представляет собой избитую кальку о сумасшедшем докторе, который собственными руками создает монстра. Но режиссер Педро Альмодовар привнес в расхожую историю дух современного хипстерского извращенства. Судите сами. У пластического хирурга и ученого погибает жена и дочь. Жена, правда, изменяла своему мужу на право и налево с какими-то умственно-отсталыми, но не в этом суть.

Так вот, у героя Бандераса погибают самые близкие родственники. Что же он делает? Запирается в своей лаборатории чтобы создать…нет, не монстра, трансвестита. Главный герой на волне отчаяния превращается в гомосексуалиста, который крадет местного наркомана и постепенно придает ему женские черты.

Вам кажется, что это больше похоже на комедийный или пародийный сюжет для какого-нибудь дешевого трэш-фильма? Вы думаете, что на эту картину попадают после вопроса «посоветуйте хорошую комедию«? Ничуть не бывало. Комедийна здесь только никчемная игра актеров.

После рассказа сей незамысловатой истории, режиссер предлагает нам насладиться сценами гей-изнасилований, а также просвещает зрителя по животрепещущему вопросу о том как же тяжело заниматься сексом трансвеститу. Однако несмотря на подобные инновации, отойти от избитого сюжета нельзя. Поэтому «безумный ученый» традиционно погибает от рук своего детища в том самый момент, когда он ожидал исполнения всех своих желаний.

Таким образом данная картина является одним из самых пошлых и безвкусных продуктов современного кинематографа. Впрочем, это и не удивительно. Фильм снят при поддержке испанского правительства. Трудно ожидать от бюрократов и хипстеров какого-либо чувства вкуса.