Президент Латвии Андрис Берзиньш, являясь последовательным националистом, не считает возможным введение в стране второго государственного языка. Вторым языком, на котором можно будет вести документооборот на государственном уровне в стране, намеревается стать русский. Президент, комментируя свою позицию, сообщил, что не делит людей на «своих» и «чужих». Примечательно, что когда люди начинают говорить в таких категориях, то, как правило, подразумевают, что различие, безусловно, есть, но он как президент полагает его несущественным. Следовательно, признаёт, что всё-таки это ни то не единый латвийский народ, а чуть ли не захватчики с востока, которые всячески стремятся уничтожить столь слабую латвийскую государственность.

Андрис Берзиныш также отметил, что пока он занимает свой государственный пост, закон о придании русскому языку статуса государственного, им подписан не будет. В случае, если русский язык всё же приобретет статус государственного, президент страны пообещал покинуть свой пост. Очевидно, что Андрис Берзиныш не является сторонником демократии и полагает, что он вправе единолично принимать решения, которые лишь он считает верными. Неудивительно, что бизнесмен в политике действует столь же авторитарно, как и при ведении дел, совершенно забывая о том, что он обязан действовать в интересах избирателей.

Тем временем в поддержку инициативы уже собрано порядка 183 тысяч подписей при необходимой цифру в 155 тысяч, что является одной десятой от всего числа избирателей в Латвии. В течение месяца активисты движения «Родной язык» всячески привлекали внимание к проблеме русского языка в большинстве своём среди русскоязычного населения. Расклеив информацию на грузовиках, не забыв о том, что контурная маркировка автомобилей  позволит привлечь дополнительное внимание особенно в тёмное время суток, можно было заручиться поддержкой дополнительного количества избирателей и повысить шансы на реализацию своей инициативы.

После того как ЦИК проверит собранные подписи, предложение о придании русскому языку статуса государственного поступит в парламент, где, скорее всего, будет отклонено. После этого у организаторов компании останется последний вариант – провести референдум в стране по этому вопросу и в ходе этой процедуры выявить реальное положение дел, а не выслушать в очередной раз ангажированное мнение бюрократов-миллионеров, которые столь однозначно и неприязненно относятся к политической инициативе. Складывается ощущение, что они в серьёз опасаются русских и их гражданских прав.