Сегодня в Москве прошли обыски в квартирах у ведущих представителей оппозиции. Это возрождение забытой после знаменитых «Маршей Несогласных» практики, когда лидеров протеста обыскивали и вызывали на допросы в день проведения протестного мероприятие. В этот раз все прошло по старой схеме: обыск накануне «Марша миллионов» с последующим вызовом на допрос 12 июня (в день акции). При этом, очевидно, что подобное агрессия к оппозиции вызовет лишь приток активистов на шествие, которые ранее планировали остаться дома. Кроме того, неуправляемая толпа может пойти по самому радикальному сценарию. В Киргизии аресты лидеров оппозиции привели к революции. Видимо, наши власти не особенно следят за опытом соседей.

Но самый удивительный инцидент произошел в квартире Ксении Собчак, которую следователи выволокли из постели в 8 утра в выходной день, не давали одеться, унижали, а закончили свое нашествие банальной кражей довольно крупной суммы денег — 1,5 млн. евро, найденных в сейфе телеведущей. Вернуть эти деньги теперь практически невозможно, юридические услуги (www.angconsult.ru) не помогут, ведь, если взять деньги дело двух минут, то возвращает их наше государство крайне неохотно. История с Чичваркиным наглядно свидетельствует, что о возврате порой речь вообще не идет, а похищенное давно поделено и израсходовано

Почему зарабатывающая 2 млн. евро в год Собчак не имела права держать в собственном сейфе неизрасходованную часть своего дохода — следователи не объясняют. Источники лишь сообщают о том, что им показалось подозрительным хранение денег дома. Однако, деньги пока в России преступным товаром не являются. Неужели наши право охранители и впрямь могут забрать у любого гражданина все, что им вдруг «покажется» подозрительным? Интересно, а изъять все доходы они у человека тоже могут? Вероятно, да. Но иначе чем открытый грабеж подобные действия квалифицировать нельзя. Если они и санкционированы законом, то это типичный случай, когда государство чрезмерно распустило руки, и ему пора дать по ним чем-нибудь тяжелым.

Более того, даже если эти 1,5 млн. предназначались для финансирования митингов, то это личное дело Собчак на что тратить собственные средства. Информации о том, что ее кто-то обвиняет в краже не поступало. Очевидно, нарушен основной принцип презумпции невиновности: с человеком поступают так, как будто он отъявленный преступник, хотя его вина в преступлениях не была доказана еще ни одним судом.

Вероятно, власть хочет показать свою силу перед предстоящими акциями протеста и навсегда завершить их. Занятно, что тем самым Путин разрушает миф о том, что всегда остается лояльным тем, кто когда-то оказал ему ту или иную услугу. Отец Ксении Собчак Анатолий Собчак, собственно, и помог Путину сделать карьеру, за что последний, вроде как, ему помогал. Но, неужели, у признательности вышел срок давности и Путин не готов простить бунтарства дочки старого друга? Подобное очень негативно сказывается на личном имидже Путина, уменьшает его предсказуемость и уровень доверия со стороны окружения.

На деле действия правоохранителей лишь разжигают огонь недовольства, демонстрируют всякую потери связи руководства страны с реальными настроениями граждан России. Запугать они, конечно, кого-то запугают. Но на смену запуганных придут радикалы, которые устроят власти такие формы борьбы, что мало никому в ближайшие несколько лет не покажется. В истории страны это, помнится, когда-то уже было. «Желаете повторить?»