Глава правительства России, бывший президент при премьере Путине, Дмитрий Медведев на заседании правительства в столице Чечни дал сегодня распоряжение «сделать Северный Кавказ привлекательным для бизнеса и туризма». Решения, которые были озвучены, должны быть направлены на обеспечение безопасности в регионе, на снижение безработицы, а также на стимулирование деловой активности.

Что понимается под «стимулированием деловой активности» — не вполне понятно, как и то, почему бизнесу нужно давать возможность быстрее развиваться только на Северном Кавказе — чем другие регионы хуже? Почему нет желания дать регионам большей самостоятельности в деле решения вопросов бизнес-сообществ? Эти вопросы не затрагивались, и Медведев ограничился лишь общими фразами и пожеланиями, добавив, что до декабря ждет конкретных предложений.

Остается надеяться, что эти публичные заявления «левого» популиста Медведева не приведут к последствиям, похожим на недавнее событие во Владивостоке, когда небольшой дождь размыл дорогу, на которую было потрачено 29 миллиардов рублей из денег налогоплательщиков. Точнее, будем надеяться, что под «стимулированием деловой активности» не подразумеваются вливания бюджетных рублей в огромных количествах на вполне определенные «прожекты», которые можно вежливо, и вполне доходчиво обозначить, как «коррупционноемкие».

Хотя конечно же, если предусматривается введение особой экономической зоны с низкими или отсутствующими налогами, упрощение или упразднение лицензирования и сертифицирования по огромному ряду сфер деятельности, такое можно будет только приветствовать (иными словами, снижение влияния госбюрократии и распорядителей чужого на общество) — но в таком случае хотелось бы, чтобы соблюдалось равноправие регионов в этом отношении.  Например, сразу же вспоминается так называемая проблема-2016 в Калининграде, которую публично Медведев почему-то не затрагивает, а между тем статус особой экономической зоны, который помогает Калининградской области жить и развиваться, пока что не запланировано продлевать — что может привести к достаточно негативным экономическим и социальным последствиям.

Таким образом, можно сделать вывод, что до настоящего времени государственные программы того или иного «стимулирования» приводят скорее к разворовыванию средств на местах, как это уже было с той же трассой во Владивостоке. Разумеется, всегда находится виноватый — но главный выгодоприобретатель и участник схемы «перераспределения» средств остается в тени в сегодняшних условиях. И именно поэтому, что бы официально не предлагало закупать государство — будь это хоть стулья в Краснодаре для местного парламента, или объекты инфраструктуры курортного типа на том же Северном Кавказе, до тех пор, пока не существует прозрачности и механизмов отчетности за сделанную работу с описанием всех без исключения участников процесса, стоит воспринимать подобную деятельность, как направленную во вред налогоплательщикам страны.